Звоните нам: 8-988-988-0-988   подробнее
English version
Русская версия

К вопросу о художественной ценности русского мата

В 2014 году, а именно в мае, когда все цветет, колосится и радуется набравшему силу весеннему солнышку, законотворцы озаботились этической стороной использования ненормативной лексики в кинематографе. Предпосылкой для постановки вопроса на уровне законодательной власти явилась инициатива группы депутатов, во главе со Станиславом Говорухиным.

В результате, демонстрация кинематографических произведений, содержащих ненормативную лексику, фактически была запрещена. В соответствии со ст. 5.1 Закона РФ «О государственной поддержке кинематографии России» (в редакции Федерального закона от 05.05.2014 N 101-ФЗ), прокатное удостоверение на показ фильма не выдается в случае, если фильм содержит нецензурную брань. Демонстрировать фильм, содержащий «ненорматив», в кинотеатре или на видео (в формате компакт-диска, например), стало невозможно.  Более того, законодатели коснулись также и национальной принадлежности произведений, указав в статье 4 закона, что фильм, использующий нецензурную брань, не может считаться национальным.

И вот, спустя примерно полгода с момента вступления закона в силу, выяснилось, что нормативный акт устраивает не всех. Достоверно известно только о представителях «режиссерской диаспоры», не представляющих своего творчества без такого важного инструмента воздействия на зрителя, как отечественный мат. Как известно, применение нецензурной брани является весьма распространенным методом выражения крайних эмоциональных проявлений чувств героев кинематографических произведений, способом  акцентирования внимания зрителя на определенных, важных по замыслу режиссера, моментах картины, придания особой окраски взаимоотношениям героев и так далее. Соответственно,  лишившись этой важной составляющей режиссерского инструментария, такие гранды отечественной кинематографии, как Федор Бондарчук, Никита Михалков, Карен Шахназаров, Сергей Мирошниченко, Владимир Хотиненко и Олег Табаков, обратились к премьер-министру Дмитрию Медведеву (здесь нужно сказать, что обратились по адресу, а почему – поймете в конце статьи) с просьбой законодательно урегулировать использование ненормативной лексики.  При этом режиссерская когорта однозначно против повседневного и бытового мата, который не представляет никакой художественной ценности, и даже наносит вред, при неправильном применении. В своем письме режиссеры указывают на сложности, возникающие при реализации творческих замыслов, без использования традиционных лексических оборотов. В качестве решения проблемы авторы письма предлагают ввести возрастное ограничение для фильмов, содержащих нецензурную брань.

В ответ Станислав Говорухин категорически заявил, что фильмы, содержащие нецензурную брань, не должны попадать в прокат – ни с возрастными ограничениями,  ни без. Заместитель главы комитета по культуре Владимир Бортко, в свою очередь, выразил мнение, что введение возрастного ограничения в отношении фильмов с «пикантными выражениями» позволит избежать негативных последствий от их демонстрации.

В любом случае, полный запрет на демонстрацию фильмов с «ненормативом» - крайняя мера, она ограничивает творчество автора фильма и лишает зрителя естественности восприятия многих эпизодов картины, поэтому в решении данного вопроса необходим взвешенный подход. Каждый из нас должен, прежде всего, для себя решить – нужны или не нужны такие выражения в кинематографе, портят они его или же делают богаче, оградить своих несовершеннолетних детей от этого явления, или же «закалять» их ненормативным контентом. А вот Дмитрий Анатольевич Медведев, выступая на форуме Европейских и Азиатских медиа, организованном РИА Новости в 2009 году, сказал так: «Ненормативная лексика — это часть нашей культуры, и мы её используем иногда. Тихо»

Старший юрист компании «Юринформ» Алексей Фатеев